Vartotojo avataras
GRIZLEY
Super Men
Super Men
Pranešimai: 1883
Užsiregistravo: 2008-Sau-01 23:12
Miestas: vilnius

Medžioklės istorijos

2013-Kov-13 10:28

Kas globoja, tas ir medžioja, vot tak vot.

Vartotojo avataras
jura
Super Men
Super Men
Pranešimai: 2466
Užsiregistravo: 2006-Spa-05 21:09
Miestas: Šiauliai

Re: Medžioklės istorijos

2013-Kov-13 20:17

:good: :good: :good: lydžiausi skaitydamas
Žodžiai "greit grįšiu" šuniui bereikšmiai.Jam aišku viena-tu IŠĖJAI.

Vartotojo avataras
GRIZLEY
Super Men
Super Men
Pranešimai: 1883
Užsiregistravo: 2008-Sau-01 23:12
Miestas: vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2013-Kov-13 20:21

jo tokius ispudzius paskaityt yra tas pats kai pabut salia
Kas globoja, tas ir medžioja, vot tak vot.

Vartotojo avataras
GRIZLEY
Super Men
Super Men
Pranešimai: 1883
Užsiregistravo: 2008-Sau-01 23:12
Miestas: vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2013-Kov-13 20:41

Говорят: СОБАКА ПОХОЖА НА СВОЕГО ХОЗЯИНА – я добавлю и по поведению на охоте тоже.
Большого опыта в охоте на ходового медведя с лайкой я не имею - пять удачных охот за 28 сезонов,( с этой весны шесть) хотя хороших работ по этому зверю собаки показывали в двое больше. (добывать берложных медведей опыта по более) лайки – берложницы у меня были всегда. С первого промыслового сезона ( первое время не было лаек умеющих остановить ходового медведя – «бойцовых» лаек) И ещё, раньше не хватало опыта бесшумного подхода, иногда погода вносила свои коррективы. Например; Для меня очень сложно было бесшумно подкрасться к медведю на расстояние уверенного выстрела из гладкоствольного ружья (тогда не было нарезного карабина крупного калибра) при безветренной погоде, когда под ногой очень хрустит подмороженный мох, или уже тонкая, осенняя снежная корка. Если собаки «посадили» зверя в очень непролазных густых и высоких кустах. (в таком «крепком» месте как правило прячет зад от собак взрослый, крупный медведь.) В такой ситуации по неопытности ошибочно пробовал несмотря на сильный шум подойти ближе. Самого медведя в таком сильно заросшем подростом, густыми кустами месте даже невидно, он попросту лежит и время от времени делает резкий бросок на наиболее «обнаглевшую» - «по его мнению» - плотно работающую лайку. Сделав один, максимум два прыжка за надоедливой собакой зверь в какие то доли секунды разворачивается стараясь с разворота (описывая лапой в воздухе вокруг себя полукруг) зацепить лайку приближающуюся сзади или с боку как бы понимая что если продолжит погоню за выбранной собакой то получит болевую хватку от кого то из других лаек. Всё это происходит за полторы-три секунды, сопровождается угрожающим звериным фырканьем и шумом смятых и срубленных лапами кустов. Если не успел поймать на мушку или побоялся в спешке нечаянно «зацепить» подвернувшуюся на линию огня собаку и зверь уже снова невидим – лежит в облюбованном укрытии. Мелькающих вокруг зверя собак как правило видишь при этом хорошо, а лежачего зверя как назло нет. И при попытке подойти ещё на пару шагов ближе и при этом нужно не наступить ни на что, что может хрустнуть под ногой, не зашуршать одеждой об густые - сильно шумящие на морозце ветки и при всём этом, надо умудриться не отрывать прицельной планки ружья, или перекрестья оптического прицела от глаза – до места где затаился медведь. Вот раньше и получалось что, чего ни будь да не правильно сделаешь при таком скрадывании. И в результате медведь тебя либо услышал, либо ещё хуже учуял и тогда паническое бегство как правило обязательно через ручьи, речушки, водянистые болота. И даже однажды было 300 метровую протоку переплывал удирая не столько от собак сколько уже от меня (в том случае он меня учуял). Скорость плывущего медведя примерно одинакова с собачьей, но в момент когда он вылезает из воды на берег шерсть видимо становится очень тяжёлой и было что собаки успели вцепиться в зад, но во время отряхивания с себя воды, одновременно с резким разворотом тут же отлетели как «прищепки» (наблюдал это через хороший оптический прицел карабина, через широкую протоку с расстояния 300 метров)
И в настоящее время охота с лайками на ходового медведя для меня остаётся самой интересной (с впрыскиванием огромного количества адреналина) но стала не такой уж недосягаемой. Молодые медведи (до трёх лет) уже трижды спасались от болевых хваток притравленной и дружной стаи моих лаек только на дереве. Такая охота стала напоминать охоту на соболя – нашли свежий след, догнали, загнали на дерево и облаивают до моего подхода, только по лаю сразу понятно что голосят по «красному»- серьёзному зверю либо по медведю, либо росомаху загнали! Работу лаек по росомахе опишу ниже, слава богу по ней неплохой опыт – из под собак 14 штук. (плюс четыре самоловами - в пасть и капканы) Взрослого же – крупного медведя взять из под собак гораздо сложнее, особенно если зверь кроме собак обнаружил присутствие человека.
А в другой ситуации: Если зверь взрослый, уверен в себе, не напуган запахом человека, и как у меня было – работает одна собака не очень плотно и не очень агрессивно – практически как по лосю (кобель работал метров с 10-15) самое близкое и только при моём приближении подбегал к зверю метров на 6-7. Медведь при такой работе собаки ел ягоду, грыз шишки, выкапывал бурундука и передвигался неспешным шагом. Я в тот раз был без оружия (носил на станковом рюкзаке материал для покрытия крыши избушки) но всё равно несколько раз подходил на расстояние в 60-70 метров и даже пробовал снимать на мобильник. Даже после того как я ушёл к месту строительства избушки, откуда лай уже не был слышен, я проследил по навигатору с системой слежения за собакой (на собаке был включен ошейник с датчиком ) что медведь вместе с собакой не спеша передвигался и прошёл за 4,5 часа всего метров 700-800, а когда наткнулся на мой след сразу пустился в паническое бегство, после чего и мой кобель прекратил преследование зверя и вернулся по прямой к месту строительства зимовья.
По этому в любой ситуации при охоте с лайками с подхода, главное правило суметь подойти на уверенный выстрел, рассмотреть зверя, выстрелить и не маловажно попасть в достаточно убойное место не обнаружив при этом (до выстрела) своего присутствия.
Гораздо легче мне стало охотиться на медведя имея теперь хороший Австрийский карабин калибра 9,3х62 мм с хорошим сумеречным оптическим прицелом от фирмы KAHLES (тоже Австрия - мировой лидер по сумеречному числу) С таким оружием и оптикой в другом случае я уже смог рассмотреть спрятавшегося от собак медведя сквозь довольно густые кусты. И несмотря на поздние сумерки, когда невооружённым глазом я бы уже не смог его увидеть и точно выстрелить, после нескольких минут очень осторожного подхода я смог это сделать. Хотя стрелял я с крупного калибра медведь оказался очень крепкий на рану (попал не под лопатку, а в живот) и ушёл преследуемый пятью лайками на расстояние более двух километров. Причём зверь ушёл по ветру (то есть лай услышать я не мог) и найти его по крови (снега ещё не было и поэтому следов зверя тоже ) ночью, при свете головного фонарика не представилось бы возможным. Но опять же спасла современная экипировка – система спутникового слежения за собакой (GARMIN Astro- 220) когда в ошейнике находится датчик, а я слежу за собаками через спутниковый навигатор! Медведь видимо в агонии перед смертью ранил двух взрослых кобелей, но «стая» всё же смогла остановить смертельно раненого зверя. Он лежал полузатопленный в центре глубиной около метра небольшой старицы. Я посоветовал бы любому охотнику использующему лаек в сезон, когда ещё нет снежного покрова пользоваться такими ошейниками во избежание потери своей собаки (особенно если питомец обладает очень широким поиском) .
Для поиска медведя который уже залег в берлогу не нужны особо смелые и злобные к этому зверю лайки. Вполне достаточно собаки которая обладает достаточно широким поиском, умеет настойчиво преследовать, а после того как загнала обозначать голосом любого другого зверька но в тоже время лайка не должна бояться медвежьего запаха. Проверить лайку на предмет пригодности её для поиска медвежьей берлоги можно на любом медведе, как находящемся в клетке, так и бегающим в ошейнике на специальной цепи скользящей по тросу натянутому между двух столбов или крепких, толстых деревьев ( на любых испытаниях, притравках по подсадному медведю ) Я считаю что не смогут помочь найти берлогу лайки которые вообще не подают никакого голоса и в тоже время как будто бы не замечают (полностью игнорируют) прицепленного медведя или клетку с ним. Таким собакам (не пугающимся медвежьего запаха, но и не проявляющим к нему никакого интереса) необходима специальная притравка, которую можно сделать на любой испытательной, притравочной площадке. Зверя при этом злят а владелец совместно с егерем своим поведением. жестами стараются растравить собаку на кидающегося насколько позволяет цепь зверя. Притравка считается законченной после того как собака самостоятельно после спуска её с поводка начинает отдавать голос на зверя даже если он неподвижен (сидит, стоит или лежит) Если владелец собаки отходит за пределы площадки, а его питомец остаётся и продолжает отдавать голос на неподвижного зверя, то лично я считаю что наткнувшись в тайге на запах медвежьей берлоги такая лайка обязательно обозначит её голосом! Это при условии что до этого, на охотах по другим объектам собаке закрепили рефлекс не бросать облаивания зверя или птицы до подхода охотника (концовка таких охот должна быть обязательно с выстрелом, добычей и благодарностью хозяина) такая лайка вполне пригодна для поиска медвежьей берлоги!
Попробую описать полностью противоположное поведение разных лаек на медвежьей берлоге моего первого сезона когда я начал работать в качестве ученика штатного охотника-промысловика Южно-Туруханского Гос.Пром.Хоза. (ГПХ) Так как это был мой первый промысловый сезон – память сохранила всё до мельчайших мелочей: Это было 10 го ноября 1984 го года. Ночью сыпал сильный снегопад, а к утру начал несколько утихать (идеальная погода для натаски молодых собак по соболю – ведь если будет след то только свежий ) На белом «одеяле» заснеженной тайги после такого обильного снегопада не остаётся никаких следов с предыдущих суток, это очень облегчает натаску молодых лаек. В то время у меня была пара полуторагодовалых русско-европейских лаек, Кучум и Кукла. Первую половину светового дня лайки усердно искали следы, не смотря на предельный для их роста снег (45-50см) но не беличьих ни соболиных следов так и не попадалось. Передвигаясь на широких обтянутых лосиным камусом (шкуры с ног зверя) лыжах я уже сам начал уставать. Поэтому решил не огибать по кругу огромную тундру (правильнее - верховое болото), а перейти его в наиболее узком месте в направлении своего зимовья с которого вышел утром. На болоте собакам стало ещё тяжелее передвигаться в глубоком, вязком, надутым между болотного кочкарника снегу. Они буквально ползли проваливаясь по грудь даже по моей лыжне. Когда мы наконец дошли до кромки леса, обе лайки неожиданно (воспряв духом - как будто второе дыхание появилось) обогнали меня и частым ускоренным ,но укороченным галопом углубились в тайгу, взяв чуть левее моего направления. Я тоже заспешил по их следам. Обычно по краю таких верховых болот хорошо держатся глухари, да и соболёк любит кормиться на краю таких таёжных болотин. Поэтому торопясь по следам своих молодых помощников я уже был в предвкушении их призывистого, такого долгожданного лая! Наконец метрах в шестидесяти от меня обе лайки одновременно, как то необычно для моего слуха заголосили! Пройдя ещё метров 10-15 моих чёрно-белых помощников стало видно. Если точнее хорошо видно было только Куклу (она скакала перед бугром с завалившейся лиственницей. У Кучума виден был только вздрагивающий во время лая хвост. Обе собаки лаяли в низ под корни вывернутой лиственницы. Кукла лаяла с расстояния метра, Кучум же, углубился всем корпусом под снег, виден был лишь его зад с туго завёрнутым хвостом. По своей неопытности и не имению музыкального слуха (в то время я не умел определять по лаю своих собак на кого они лают) в начале я решил что мои помощники загнали соболя или росомаху под корни поваленного дерева (что часто бывает на соболином промысле) И только когда я сделал на лыжах проверочный круг вокруг места работы своих собак, убедившись что ни каких, ни старых, ни свежих следов к месту облаиваемой дырки нет, только тогда меня осенила мысль что объектом облаивания может быть не обязательно росомаха или соболь,- а вдруг это берлога? И там лежит медведь? Не ужели Кучум на столько смелый. что залез в лаз к лежащему внутри берлоги медведю? И только когда я внимательно посмотрел как ведёт себя Кукла (она не приближалась к отверстию в снегу с торчащим из него Кучумовским хвостом ближе одного метра) я всерьёз начал верить в свою удачу – неужели в первый же сезон в качестве ученика штатного промыслового охотника мои лайки нашли берлогу? В такие минуты или даже секунды в голове почему то успевает пронестись очень много мыслей и воспоминаний и потому всё очень быстро анализируется и делаются определённые выводы. Сразу вспомнились все совсем ещё недавние охоты, с добыванием соболей из всевозможных укрытий; В норе торфяного бугра, в дуплах поваленных и стоячих сухих деревьев. Под корнями деревьев и т.д. Ни в одном случае из тех охот я не наблюдал чтобы Кукла так откровенно остерегалась бы приближаться к соболиному укрытию. Более того, она однажды получив от соболя сильный и глубокий укус в нос когда пыталась достать его из под крепких корней старого кедра. После чего с окровавленным носом ещё более вязко начала работать по этому зверьку. Каких то 10 дней назад пара этих лаек загнали на дерево первую в моей жизни росомаху (1 ноября 1984) Во время облаивания той росомахи Кукла наоборот казалась более активной и зверовой потому как с разбега забегала по дереву на высоту около трёх метров – как бы стараясь сама снять опасную зверюгу с дерева. Когда в голове пролетели эти несколько соболиных охот и добыча росомахи с дерева.( после выстрела обе лайки практически не дали ей раненой спуститься на снег – смело ухватили стараясь как можно быстрее умертвить.) сомнений не осталось что это именно берлога, а не укрытие соболя или росомахи. Так как я в тот день ходил с однозарядной малокалиберной винтовкой ТОЗ-8 (калибр и оружие явно не для добычи медведя) я решил отзывать собак и идти на зимовье, для того чтобы взять в помощники своего напарника и «учителя» (вдвоём побезопаснее будет), а так же взять свою пяти зарядку МЦ-21 12го калибра, с надёжными (для такой охоты) пулевыми патронами; Хороший нож с длинным лезвием – на случай «рукопашной» с медведем; Взять плотные полиэтиленовые мешки для того чтобы укладывать в них внутренний медвежий жир и наружное сало. (если не уложить медвежий жир в такие мешки то его количество даже находясь на морозе свыше 20ти градусов, через месяц уменьшится (утекёт) в два раза. А вертолёт за нами прилетит перед самым Новом годом – то есть через полтора месяца. Короче, решил отозвать лаек чтобы на следующий день прийти полностью подготовленным для такой охоты. Куклу отозвал без проблем, Кучума же. не мог отозвать никак. Пробовал даже отходить обратно на тундру и звать оттуда. В итоге пришлось снять ружейный ремень со своей ТОЗовки и привязать Кучума на него (поводка с собой не было) Для этого пришлось встать на колени прямо перед челом берлоги и практически «ловить» Кучума за заднюю ногу для того чтобы выдернуть его из лаза берлоги. Пришлось «тащить» Кучума сбоку от себя на коротком «поводке» больше двух километров, потому что он постоянно показывал своим видом что хочет вернуться к берлоге и только когда «подсёк свою утрешнюю лыжню, рискнул отцепить его с командой « В ПЕРЁД – МЕСТО», указывая жестом руки по направлению к зимовью. Вечером, точнее ночью, обсуждая с напарником предстоящую охоту на берложного медведя решили: Идти добывать вдвоём. Напарник решил взять свой промхозовский девяти-миллиметровый карабин ЛОСЬ и обоих своих западносибирских лаек Дика и Айку, предварительно поделившись со мной опасениями что эти собаки могут и не залаять на берлогу. Так как он работал штатным охотником госпромхоза Верхне-Имбатский уже 4 года и за 4 сезона охоты ни разу эта пара не находила берлогу, хотя участок до этого у него был с хорошей плотностью медведей (судя по осенним следам и утверждениям знающих охотников) отсюда и возникли у него такие предположения. Я в свою очередь был «защитником» на стороне его собак и высказал своё мнение по этому поводу: Что лаек которые могут почуять медведя в берлоге и при этом пробежать молча, даже не подав голоса, просто на мой взгляд в природе не существует! И то, что они за четыре сезона не находили ни одной берлоги, объяснил слишком коротким поиском его самого, - то есть владельца собак (начал учить учителя) За время охот-промысла в полтора месяца которое я провёл со своим напарником, я уже знал о некоторой его неуверенности в ориентировании на местности - в незнакомой ранее тайге и следовательно очень короткими, тупиковыми дневными переходами (путиками) Тем более что возвращался он не смотря на то что поздно выходил, (это при коротком зимнем световом дне) за долго до наступления сумерек. Одним словом охотник с коротким поиском. Так в волнениях и размышлениях о предстоящей охоте на крупного берложного медведя мы и проболтали почти до утра. Я уснул часа в три-четыре. Что медведь будет крупный я уже почти не сомневался, потому что уже засыпая вспомнил, что ещё в октябре когда ненадолго выпадал первый снег, я обходил по кругу то большое болото и выборочно в местах где кормился соболь выставлял капканы, видел там очень крупный след медведя. Я тогда подумал что медведь ходом прошёл вдоль болота на север и не задержится на том участке тайги, так как в том месте часто лаяли мои собаки - работая то по белке, то по глухарю, а когда везло и по соболю. В жизни моего напарника впервые предстояла охота на медведя и видимо поэтому его волнение и даже стрессовое состояние было очень заметно.
Первый же мой добытый медведь, а если точнее медведица (медвежонок у неё видимо погиб от голода) был добыт почти за год до этого (20 декабря 1983года) Эта самка с медвежонком не легла в берлогу тогда по причине полного неурожая в Южно-Уральской тайге никакой ягоды. В первых числах декабря её ещё с медвежонком видели ходящими по ул. Советская в городе Юрюзань Челябинской области. Я тогда проживал в городе Златоуст-36 (рядом с Юрюзанью) и когда об этом случае хождения медведей по улицам соседнего города уже написали местные газеты и главы городов дали команду охот-обществам отстрелять медведей-шатунов. Решил помочь это сделать.. В результате недельного тропления следов этих зверей я понял что малыш ослаб, погиб и самка его съела. Спустя дней пять она сделала нападение на сарай сторожа садоводческого кооператива «Юбилейный» где её застала жена сторожа прибежавшая на визг поросят (сам хозяин уехал на мотоцикле в город по делам) Медведица успела съесть только внутренности убитого поросёнка (когда в сарай заглянула хозяйка) и слава Богу не бросилась на человека, а в один прыжок выпрыгнула в ту же дыру в крыше, которую проделала когда забиралась внутрь сарая. Я в это время бежал за ней по следу на лыжах с тогда ещё семимесячным Кучумом. Он уже тогда находясь со мной на поводке проявлял повышенный интерес к следам этих зверей. В предыдущие дни когда я пробовал подойти с ним без поводка на выстрел из гладкоствольного ружья (пяти зарядка МЦ-21-12)метров за 80-90 до зверя поднимал холку дыбом и начинал лаять подпрыгивая к верху как мячик, но сам не убегал от меня более 15-20ти метров. Таким поведением он естественно обнаруживал и себя и меня и никакой ветер и маскхалат не могли мне помочь. Медведица срывалась с лёжки и крупным галопом пускалась наутёк. Вот потому в день нападения шатуна на сарай сторожа я уже шёл с Кучумом на поводке. Преследовать медведя-шатуна без собаки я конечно остерегался (возможно внезапное нападение из засады) и несмотря на то что «Кучка» (ласково) ещё щенок всё же с ним чувствовал себя намного уверенней (зная что на расстояние в ружейный выстрел он всё равно почувствует зверя и покажет своим поведением) Так и произошло, протропив от места нападения на сарай и рассказа хозяйки примерно километр след стал повиливать, делать проверочные петли, несколько раз останавливался видимо чтобы прислушаться и половить носом воздух – нет ли погони, судя по следу зверь успокоился и перешёл на сосем короткий медленный шаг. За предыдущие дни её тропления я уже изучил как она начинает себя вести перед лёжкой, особенно когда наестся. Видимо её от усталости и сытости сильно тянет в сон. Рисунок её следов и сделанный мной большой контрольный круг по более чистым - открытым от зарослей местам говорили о том, что она лежит внутри круга диаметром метров в 300-400. Место предполагаемой лёжки было густо заросшее сосновым подростом. Безшумно подойти на лыжах в таком месте просто невозможно. Пришлось оставить лыжи с рюкзаком с подветренной стороны от предполагаемой лёжки (в рюкзаке солдатский котелок, термос, топор и кое что перекусить к чаю) и двигаясь строго навстречу вовремя начавшемуся снегопаду (началась идеальная погода для скрадывания зверя на лёжке) с Кучумом на очень коротком поводке (поводок держал почти возле ошейника ) стал очень осторожно подходить. Бывалые охотники знают сколько эмоций и адреналина получаешь во время скрадывания опасного зверя, как обостряются все органы чувств. Как будто сам превращаешься в крадущегося к добыче хищника. Пройдя метров100-150 по поведению Кучума я понял что он причуял зверя. Он начал сильно тянуть в перёд, пыхтеть и буксовать в снегу, чуть позже его передние лапы оторвались от снега и он как бы начал идти впереди меня и чуть с лева от меня ( держал поводок левой, в правой ружьё) на двух задних почти по человечески. Шепча Кучуму команду ТИХО, ТИХО!(он предварительно был уже приучен этой команде, так как выращен и воспитан в городской квартире, когда не своевременный лай может помешать спокойствию соседей) – я очень боялся что щенок находясь под сильным охотничьим азартом может ослушаться меня и подать голос – тогда опять охота сорвана. Поэтому я остановился и стал присматриваться и прислушиваться. И не зря! Почти в это же самое время строго впереди – там куда смотрела голова моего помошника метрах за 70-80 от меня, резко вскочил на задние лапы медведь! Левая рука машинально отпустила поводок и ухватилась за цевьё пяти зарядки. Мушка на планке поймала фигуру зверя, большой палец привычно толкнул в перёд флажок предохранителя, но вот незадача! - Между мной и зверем, но ближе к нему (строго на линии огня) находилась толстая сосёнка диаметром сантиметров 15-20 которая разбивала фигуру вставшего зверя пополам и из за неё выглядывали только бока медведя. Стрелять из гладкоствольного ружья круглыми пулями «СПУТНИК». да ещё вскользь с таким деревом? В это мгновение у Кучума рванувшего в эти доли секунд вперёд кончилась длина поводка привязанного вторым концом к моему поясному ремню и видимо от обиды что видит зверя, а его «отдёрнули» гавкнул. Одновременно с этим рывком поводка меня качнуло.. В это же мгновение медведь сделал моментальный прыжок в правую от дерева сторону и его тут же скрыл густой мелкий подрост и всё же моё зрение успело выхватить чуть впереди скрывшегося медведя узкий прогал в молодом сосняке куда я тут же перевёл планку с мушкой. Только там появился корпус бегущего медведя указательный палец нажал подряд два раза! Зверя больше не было видно и сразу было непонятно попал или нет? Кучум хрипя и яростно лая тянул меня к месту мелькнувшего зверя, а оттуда от снега подымался необычный пар! Я сделал несколько шагов вперёд предварительно дослав в трубку магазина два патрона, и услышал свист пробитого лёгкого зверя. Отпустил Кучку когда увидел лежащего медведя уткнувшего морду в снег. Кучум подбежал и метров с пяти стал злобно облаивать лежащего зверя. Как только сопение и свист лёгких стихло, у зверя из пасти вывалился язык. Кчум тут же разошёлся, как говорят в народе «раздухарился» и подбадриваемый мной начал делать сначала щипки. Затем хорошие хватки, а когда я перевернул зверя вообще ухватил возле уха и яростно трепал что даже голова медведя двигалась по снегу. Дав питомцу хорошо «оторваться» я пока сбегал за лыжами и рюкзаком. Там же, рядом со своим первым в жизни добытым медведем попил чаю и хорошо угостил помощника – своего Кучку!
Та охота очень хорошо запомнилась в памяти и её подробности я успел перед сном рассказать напарнику – «учителю»
Проснувшись на утро я увидел что напарник находится явно не в себе, очень вялый и сонный, потом он пояснил что так и не смог уснуть – стресс. Он вдруг неожиданно для меня сделал предложение не ходить добывать найденного моими собаками медведя, а вылетев на Новый год в посёлок, постараться найти на неё покупателя. Получив на это предложение категоричный мой отказ. И пояснение что мне гораздо важнее самому добыть первого берложного медведя, чем поиметь от продажи берлоги (в то время) совсем небольшие деньги. После того как я сказал; Что мы же ночью договорились проверить его Айку и Дика на предмет пригодности для поиска берлог? – мой «учитель» всё же согласился идти добывать мишку. Ночью выяснило и сразу подморозило, мы глянули на термометр -25. Напарник ещё раз сделал вялую попытку убедить меня что не стоит самим пробовать добыть, а лучше её (берлогу) продать. На этот раз причина была совсем слабая – холодновато обдирать будет. И всё же, взяв карабин ЛОСЬ калибра 9мм (у напарника), пятизарядный гладкоствольный полуавтомат МЦ21-12калибра (у меня) и всех четырёх собак – две ЛЗС и две РЕЛ. мы выдвинулись на первую в нашей охотничьей практике берложную охоту. Дойдя до края болота собак взяли на поводки. Когда дошли до моей затёски и накануне срубленной сухой еловой жерди длиной 3,5 метров, от напарника прозвучал вопрос: Для чего я приготовил эту жердь? Получив ответ – чтоб поднимать и выгонять ей медведя, «учитель» начал объяснять мне что существуют гораздо более безопасные способы добычи медведя на берлоге и рассказал: Что, по рассказам местных охотников – специалистов по добыче в одиночку медведя на берлоге, основное: это «забить» (заложить) чело берлоги плотно натолкав в него срубленных ёлок макушками к медведю. При попытке медведя повыдёргивать их внутрь «спальной камеры» эти ели ещё плотнее прижмутся длинными нижними ветвями друг к другу и следовательно запор станет ещё крепче. Вытолкнуть, выбить такую еловую пробку из чела берлоги наружу медведю ещё сложнее, так как уклон веток ели от макушки к корням, поэтому ветви крайних к грунту деревьев при таком выталкивании сильно упираются, втыкаются в стенки выхода из берлоги. Плотно забив чело, охотник остро заточенным колом методом прокалывания-пробивания дёрна нащупывает тонкое место в «потолке» прямо над лежанкой медведя. Медведь начинает нервничать кусать и бить по просунутой в его спальню палке, после чего начинает расширять пробитое отверстие, пытаясь высунуть голову чтобы устрашающим рыком отпугнуть незваных нарушителей покоя. В этот момент его и отстреливают выстрелом в голову. Мне честно говоря этот способ добычи не понравился, но мой «учитель» всё же настоял на нём, так как предложенный мной – выгонять жердью(вагой) через чело показался ему совсем уж самоубийственным. Но жердь я всё таки захватил так,- на всякий случай. До берлоги оставалось метров 200-250 и находясь на моей вчерашней лыжне мы решили отпустить Дика и Айку чтобы проверить их поведение возле берлоги. После спуска с поводков обе лайки убежали в сторону берлоги по лыжне, но минуты через три четыре на большой скорости вернулись как мне показалось какие то озабоченные и теперь уже точно не вспомню, но по моему с распущенными хвостами. Когда хозяин лаек дал повторную команду своим питомцам бежать вперёд они стали перебегать вперёд по лыжне метров по 10-15 и останавливались поджидая нас. Когда я со своими лайками бегущими впереди меня на прицепленных к поясу поводках побежал быстрее и науськивая собак командой ВЗЯТЬ, ВПЕРЁД, Дик и Айка подбодренные видимо нашим видом снова умчались вперёд и наконец то заголосили! Но каким то необычным голосом – наполовину лай, наполовину вой. И всё же я пожал руку напарнику поздравив его, с тем что с его лайками тоже можно искать берлоги (то есть все его переживания по этому поводу были напрасны!) Когда же мы подвели рвущихся в бой моих лаек на расстояние в 40-50 м до берлоги, я с удивлением увидел что отчётливые следы бегущих впереди нас ЛЗС несколько раз вперёд и обратно оставленные на моей лыжне, сворачивают в рыхлый снег и оббегают берлогу стороной метрах в тридцати-сорока с павой от неё стороны. Нам стало видно что обе лайки толи лают, толи воют задрав головы в небо поджав хвосты и шерсть на их холках сильно приподнялась – явно от страха. Лайки голосили в небо (просто в никуда) находясь с подветренной стороны от берлоги метрах в 40-50ти от неё. Я повернувшись к напарнику и спросив его что это они так боятся? Услышал вопрос - а где берлога? Мы стояли метров за 15-20 от чела берлоги и я на вопрос указал рукой на отчётливо видимую дыру, полянка перед которой хорошо утоптана мной и моими собаками. Напарник тут же обвинил меня в самоубийственной беспечности. Я в свою очередь успокоил его тем, что медведь видимо хорошо облежался и не собирается покидать берлогу. Ведь мои собаки накануне, хорошо там пошумели более получаса и Кучум пытался сам выгнать зверя при этом находясь внутри лаза в берлогу. И раз уж после такого поведения он не выскочил то и сейчас особо бояться нечего. Рвущихся к берлоге Кучума и Куклу я привязал специальным одним рывком развязывающимся узлом (этот узел применяют пожарные) в шести-семи метрах от чела, предварительно утоптав им площадку (отаптывал без лыж) Собаки напарника к нам так и не приблизились. Видя что у напарника от страха сильно трясутся ноги в коленных суставах, я сам начал руководить процессом и доверил ему самое безопасное – страховать меня с взведённым карабином стоя в 8ми-10ти метрах от берлоги. Вход в берлогу я загородил двумя берёзками с руку толщиной вставленными крест на крест, концы которых я подвязал к выворотню и дереву, а между ними, в образовавшиеся четыре дыры плотно натолкал штук 6-8 молодых ёлок. Раскопав снег на бугре под которым ориентировочно лежит зверь и срубив крепкий кол, доверил процедуру пробивания крыши над медведем напарнику. Такую команду я отдал напарнику по причине того что не верил что на такой берлоге (вырытой в бугре) может оказаться тонкая крыша которую возможно будет пробить заострённой палкой. А во вторых потому, что именно он, уговаривал меня добывать зверя таким способом. Когда напарник явно преодолевая свой страх (это было видно по амплитуде трясущихся коленок) всё таки приступил к работе одной рукой держа карабин второй пытался проткнуть мёрзлый грунт над берлогой тыкая в разных местах, я стоял со своей пяти зарядкой на изготовке страхуя его. Мой «учитель» видимо несколько успокоившись даже применил железный туристский топорик в резиновой рукоятке для того чтоб попробовать прорубить (сделать тоньше)крышу берлоги. Во время такой страховки своего напарника-учителя я успел высказать своё категоричное мнение и обвинил его в глупости такого способа добычи, именно на такого типа берлогах.. В качестве примера привёл такие берлоги виденные мной (брошенные) на южном Урале в горах Челябинской области – вырытые либо под скальной плитой либо между больших валунов в каменных россыпях добыть из которых можно было бы подняв зверя только тыкая в него длинной вагой через лаз(чело) берлоги. Когда я всё таки убедил его в бесполезности такого способа, явно уставший и в результате сильного стресса напарник психанув отошёл в сторону крикнув мне: ДЕЛАЙ КАК ТЫ ЗНАЕШЬ! И пояснил, а то скоро стемнеет. Тогда я уже взял полномочия егеря на себя. Поставил «учителя» за шесть метров справа от себя – рядом с привязанными и постоянно подающими голос моими лайками. На утоптанной площадке прямо в трёх метрах прямо перед входом в берлогу я воткнул свои лыжи повесив (одев как на человека) на них рыбацкий прорезиненный костюм ярко оранжевого цвета (специально взял его чтобы сложить в него срезанный с добытого медведя жир) Сам я был в белом маскхалате из парашютной ткани и надеялся, (продумав всё это ещё вечером) что если не смогу с первых двух выстрелов остановить зверя, то хоть будет какой то шанс, что выскочивший зверь или звери отвлекётся (отвлекутся) хоть на пару секунд на такое «чучело» в яркой раскраске и у нас с напарником будет время – ему (напарнику) дёрнуть за верёвки у ошейников моих собак, а мне удачно применить оставшиеся три патрона. А если напарник успеет отпустить собак до того как медведь подомнёт меня, я был уверен что они не дадут зверю убить «папу». Я вытащил все ёлки, откинул их в сторону, чтоб каким то образом они не помешали. Затем принёс накануне приготовленную жердь-вагу. Сняв ружьё с предохранителя и держа его правой рукой направленным в чёрную дыру берлоги, левой рукой с вагой начал нащупывать зверя. Жердь очень долго упиралась в грунт, зайдя внутрь всего на два, два с половиной метра. Тыкал я ей как мне показалось очень и очень долго но никаких признаков зверя не было, полная тишина и даже собаки на поводках смолкли в ожидании чего то? Западники напарника вообще не подавали голосов и так и не приблизились к месту добычи ни на метр. Когда я пустил жердь под самый «потолок» она скользнула намного глубже и сразу ткнулась в живое! Почти одновременно с тычком зверь громко рявкнул и ухватился за жердь. Боковым зрением я заметил что мой напарник поспешно ретировался со своего «поста» метров за 10-15 в сторону своих собак. Мои лайки опять начали рваться на поводках в мою сторону и яростно очень злобно подавать голоса. Напарник по кругу, почему то? Стал заходить несмотря на глубокий снег взад берлоги, то есть к месту где он до этого работал с колом и топором? Когда он уже был за челом берлоги почти напротив меня я услышал как он в слух довольно громко повторяет внушения видимо самому себе: КУДА ЖЕ Я БЕГУ, ЭТО С КАРАБИНОМ ТО ! В такой ситуации когда зверь вцепился зубами, либо держит лапами жердь которой ты его поднимаешь, сам при этом держишь эту жердь левой, а прижатое к плечу ружьё правой рукой, всё внимание сосредоточено на мушке «сидящей» на планке ружья и одновременно на чёрной дыре над развалившимися в разные стороны берёзками. И всё же бросилась в глаза амплитуда движения коленок напарника при которой мне показалось даже невозможно устоять на ногах. Когда я негромко крикнул : Не могу выдернуть жердь обратно, - что он (зверь) её крепко держит, услышал в ответ СТРЕЛЯЙ! На вопрос куда? Ответ: В ДОЛЬ ЖЕРДИ, ПРЯМО НАД НЕЙ И СТРЕЛЯЙ! Мысли в такие секунды летят на очень большой скорости и я отчётливо представил картины: 1)Жердь упирается медведю в грудь, а он держит её двумя лапами, 2)Медведь держит жердь зубами сам находясь несколько в стороне. В первом варианте действительно, выпущенные вдоль жерди пули должны попасть медведю прямо в грудь, а во втором варианте пролетят мимо или чиркнут в скользь по морде зверя. И вообще я был к тому времени уже хорошо обучен стрелять только по ясно видимой цели, а не так; - на шевеления или на звук. По этому стрелять я мысленно запланировал только когда увижу самого зверя. Почти одновременно с этими мыслями, ладонью левой руки я ощутил что конец жерди прижался в низ и одновременно по ней послышались приближающиеся шаги. Я тут же выпустил жердь и перехватил ладонью за цевьё МЦуху при этом держа планку с сидящей на ней мушкой по центру чёрной дыры. Только в дыре появилось очертание приближающегося зверя, я нажал на спуск подряд два раза. Медведя вбило выстрелами обратно в берлогу и сразу запарило и запахло свежей кровью. Я крикнул напарнику: отпускай собак, но он застыл на месте с направленным в сторону берлоги карабином и шепча один вопрос: попал что ли? Тогда я сам подбежал к собакам и двумя рывками быстро отцепил Кучума и Куклу. Кучум с яростным лаем влетел внутрь, а Кукла осталась облаивать вход . Лайки напарника после моих выстрелов, или услышав сменившиеся голоса моих лаек приблизились к берлоге метров на пятнадцать и начали лаять оттуда. Спустя минут пять-десять напарник пришёл в себя и попытался поймать, подозвать своих собак, но это у него не получилось несмотря на то, что раньше послушание у них было хорошее. Кучум внутри берлоги продолжал яростное облаивание с таким голосом как будто там находился ещё кто то живой, а Кукла при этом не рисковала погрузиться в лаз берлоги хотя бы до половины тела, только голова чуть-чуть заглядывала внутрь. От Кучума был виден только злобно дёргающийся, видимо во время хваток зад с туго закрученным хвостом. Так продолжалось очень долго – как нам тогда показалось минут 15-20. После чего в промежутках между лаем Кучума (Куклу я снова привязал что бы не мешала выманивать из берлоги Кучума) послышался хруст разгрызаемого хряща. Когда я лёг на живот, то увидел что, Кучум упираясь, тянет к выходу за ухо огромную голову медведя но естественно у него ничего не получается и поэтому он время от времени подаёт голос с явными нотками обиды. Я попробовал выманить Кучума его любимыми галетами (которых мы набирали тогда на промысел по несколько ящиков) однако он не успокаивался и у меня ничего не вышло. Когда я рассмотрел и понял по хрусту хряща на зубах, что Кучум явно отгрызает ухо на медвежьей голове, я поделился этой новостью с напарником и мы обоюдно пришли к решению: Что надо заползать и поймав Кучума вытаскивать его, - пока он полностью не испортил товарный вид шкуры отъев мишке уши.
От момента моих выстрелов до момента когда я смог вытащить и привязать Кучума прошло не меньше 20ти минут. Решив что; если кобель отгрызает ухо, то зверь уже мёртв,( что было тогда моей непростительной ошибкой) я заполз в чело берлоги с ножом и длинным брезентовым (собачьим) поводком в левой руке и фонариком в правой. Когда я полностью закрыл своим телом проходящий вдоль меня уличный свет, я включил фонарик…. Всех мыслей пролетевших в голове (кроме удивления и ужаса) за какие то секунды сейчас уже не вспомнить – голова медведя приподнятая над землёй на пару ладоней, с совершенно живыми горящими зеленоватым светом глазами смотрящими на меня со смертоносной ненавистью находилась от меня на расстоянии вытянутой руки. Я видимо в оцепенении пролежал там около минуты, так как помню и сейчас, что пробовал протирать глаза,(не веря им) но его сопение мне в лицо было настолько отчётливое что пришлось в это поверить! Дыхание было очень редкое и я успел засечь - промежутки между выдохами были по три секунды. После чего я сделал попытку выползти в верх в обратную сторону самостоятельно, но сделать это было очень трудно. Я ударами «вбивал» в грунт впереди себя большой охотничий нож и не выпуская фонарика отжимался от него пытаясь включить «заднюю скорость» Когда в голове промелькнула мысль: Что, я нахожусь на волосок от гибели и время тянуть нельзя, надо выгребать в обратку как можно быстрей (что медведь обездвижен и парализован, я понял сразу в первые секунды, когда увидел его горящие живые глаза и ощутил его редкое дыхание) А что будет если парализацию отпустит в любую секунду??? Такого варианта событий я себе искренне не желал и в мыслях молил бога что бы этого не произошло. В такой ситуации медлить было нельзя и я попросил помощи – повернул к плечу голову и громко крикнул навстречу слабо пробивающемуся вдоль моего тела свету: Помогай – тяни за ноги! – ОН ЖИВОЙ! В ответ услышал вопрос – не может быть, как живой? Я снова ТЯНИ, ПОМОГИ, говорю же - ЖИВОЙ! От усилий напарника толку правда было совсем мало, но и на том ему спасибо, за проявленную «смелость». Когда я вылез, сообразил что медведя надо добить (желательно точным выстрелом в голову с нарезного)чтобы зря не дырявить шкуру двенадцатым калибром, а затем опять обязательно проверить Кучумом. Только выбравшись из берлоги в которой ещё дышал огромный, тяжело раненый зверь, до меня дошло, какую непростительную глупость мы с «учителем» совершили - не поняв по поведению своих лаек, что зверь явно живой. Ведь по поведению Куклы и то должны были понять, что если она не рискует тоже залезть в берлогу и помогать Кучуму (как делала на росомахе)а столько времени лаяла снаружи с вздыбленной холкой то значит что то там что-то не так? И только сейчас вспомнилось на сколько быстро Кучум успокоился на добытом медведе-шатуне близ города Юрюзань? Вспомнилась и недавняя – первая моя с ними росомаха, тоже не больше чем через минуту –две после остановки сердца лайки теряли интерес к зверю. Вспомнились и добытые соболя когда в одной руке держишь соболя в рукавице и чувствуешь как под большим пальцем бьётся сердце а в глазах у лайки которую держишь за шкирку другой рукой горят тёмно зелёные от охотничьего азарта и злобы к зверьку глаза, при всём этом собака яростно облаивает зверька пытаясь дотянуться и схватить его. А как только сердце под пальцем сделает последние удары спокойно даёшь зверька собаке (одновременно приговаривая НЕЛЬЗЯ, всё молодец, всё -НАШ) и она сделав один щипок или просто обнюхав его сразу успокаивается. На моё предложение добить подранка из нарезного девятимилиметрового карабина напарника он тут же протянул его мне и опять почти шёпотом сказал: На добивай. Я всё таки настоял, чтобы это сделал именно он, так как я уже пострелял и что бы он стал на равных со мной - охотником добывшим своего первого медвед!. Тем более что охотились мы с ним в «один котёл» - так промысловики называют способ охоты вдвоём или троём - когда вся добытая продукция промысла как рыба, мясо, боровая дичь и пушнина сдаётся, а сумма делится поровну. Напарник всё таки согласился, подошёл к дыре всё ещё с небольшой дрожью в коленях и почти не целясь выстрелил в чело. Оттуда отлетели кусочки глины и песчаная пыль, я понял что выстрел был в стенку входа в берлогу и поэтому с нотками недовольства в голосе крикнул ему: И КУДА ТЫ СТРЕЛЯЛ? Напарник тупо смотрел в чёрную дыру и даже не передёрнув затвор карабина молчал. Я ещё более сурово спросил: Я ТЕБЯ, ИЛИ КОГО СПРАШИВАЮ: КУДА ТЫ СТРЕЛЯЛ? В ответ он как школьник проваливший важный экзамен прошептал: Туда в дыру. На мой вопрос видел ли он светящиеся глаза медведя, он молча помотал головой вместо ответа - что нет не видел. Я уже понял что заставить стрелять в раненого медведя против воли подавленного страхом охотника бессмысленно (это может привести к нервному срыву и не дай бог ещё к чему то более страшному) Поэтому как можно более мягче, я взял у него карабин передёрнул затвор молча вручил обратно и как можно мягче (по учительски) скомандовал: Зови собак, надо сделать им притравку, чтобы в следующий раз они у тебя мимо берлоги не пробегали. Он несколько оживился и пока делал безуспешные попытки заставить своих собак подойти ближе моих привязанных, я стоял с полностью заряженной пятизарядкой в трёх метрах перед парящей дырой. «учитель» поймал Дика за ошейник и неся на руках поднёс к берлоге. Он поставил его на ноги в метре от входа с еле слышными командами ВОЗЬМИ, ВОЗЬМИ. и как только кобель хапнул носом парящего из берлоги воздуха моментально вырвался и молча с поджатым хвостом оббежав нас вернулся на прежне место –туда где лаяли привязанные мои собаки и рядом с ними свободная Айка. Опять же, как будто я был учитель, я сказал что так делать через силу толкать в берлогу нельзя и надо им показывать своим примером, что их «папа» и на этого зверя тоже охотится. Напарник согласился кивками головы и я предложил чтобы он удобно лёг перед челом, я посвечу в берлогу фонарём и он прицельно стрельнет с лежачей позиции ему в голову. Напарник несколько справился со своим страхом и мы так и сделали. Когда я включил фонарик он прошептал: А, теперь вижу. И так же шёпотом, только теперь как ученик учителя спросил: И куда ему стрелять? Я сказал стреляй в лоб. Через несколько секунд после выстрела глаза стали тускнеть, морда зверя «клюнула» землю и тут же медленно как у змеи выполз язык. Я объявил: ВОТ ТЕПЕРЬ ДОБЫЛИ! И это дело надо «обмыть» - попить чай из термоса и похрустеть галетами!
Охота на того медведя не перестала нас удивлять своими сюрпризами до самого утра следующих суток: Полностью вытащить мы его не смогли даже при помощи толстой берёзовой ваги- коромысла. Только мы ослабляли рычаг как медведь тут же сползал обратно. Когда начало темнеть и надо было спешить, я теперь уже как ведущий на той охоте решил обдирать прямо в берлоге по частям, начиная с головы, затем ободрав и отделив передние лопатки. Какого же было моё удивление когда я обнаружил что задняя часть (окорочка) этого медведя в два раза шире чем лаз в берлогу! Только потом вылетев в посёлок мы узнали что такое часто бывает – что медведь часто (особенно предчувствуя суровую зиму)закапывает, заваливает уменьшает сам лаз в берлогу ,оставляя просторной только саму комнату где лежит. Так видимо сделал и наш.- теперь уже трофей. Удивил он нас и своим общим весом примерно 450-500 кг. И толщиной медвежьего сала. На заднице толщина срезаемого мной сала достигала сантиметров 15-17! Та осень была очень урожайной на кедровый орех и различную ягоду и видимо изобилие корма и повлияло на его упитанность. Удивлялись мы (уже при свете головных фонариков) когда я продолжал обдирать, расчленять и подавать из траншеи лаза «запчасти от туши медведя» Сердце его было размером с лосиное прострелено пулей 12го калибра на вылет. Более того, позвоночник был тоже в дребезги разбит той же пулей она вышла ровно по центру спины в районе поясницы, разбив ему пару позвонков. Удивились мы и размерам шкуры когда наконец то вытащили её с кусками сала, прирезей, ,лапами от суставов и в нескольких местах всё таки нечаянно прорезанную мной.
Лайки напарника отказались от медвежатины, но посмелели и уже ходили в двух-трёх метрах от разложенного на снегу для ночной подморозки медвежьего мяса. Кукла тоже от мяса отказалась и улеглась клубочком в снегу прямо рядом с частями медвежатины. Кучум даже ревновал собак напарника к явно его добыче, - скалил на них зубы. А когда привязали, съел несколько нежирных кусочков и тоже улёгся. В зимовье мы пришли с головными фонариками часов в одиннадцать вечера взяв с собой только сердце и печень, остальное оставили для подмерзания. Так как сильно устали готовку сердца с картошкой (решили потушить)оставили на утро. Выспался я быстро и потому ещё по темну затопил печку и начал резать простреленное сердце медведя на специальной деревянной доске. Нарезал я при свете керосиновой лампы. И вдруг опять удивление – послышался металлический скрежет - нож неожиданно заскрежетал по железу! Когда я одел на голову фонарь и включил его то опять же сильно удивившись увидел что в самой средине сердца находился сантиметровой толщины войлочный пыж с туго вкрученным в него саморезом. Мне стало понятно что этот пыж оторвался от пули которая смертельно ранила зверя пробив насквозь и сердце и самого медведя пройдя ещё и сквозь позвоночник. Такой пыж служит в пуле «ЯКАНА» (в народе Жаккан) хвостовиком – стабилизатором полёта. Сильные мышцы медвежьего сердца умудрились так «схватить» этот пыж-стабилизатор что остановили его в себе отпустив саму пулю. Именно эта пуля была загнана в патронник моего МЦ-21-12 и была выпущена первой (она и поразила зверя парализовав его) В трубчатом магазине пятизарядки были заряжены четыре патрона с круглыми пулями «СПУТНИК» и вторая выпущенная пуля видимо ушла выше – над головой зверя. Пришлось даже разбудить напарника чтобы удивить увиденным ещё и его! Когда выварили череп обнаружили всю расплющенную об последний верхний коренной зуб пулю от карабина «ЛОСЬ» Выстрел «учителя» был далеко не точный и его 9ти мм. пуля (после выстрела с упора лёжа с расстояния в 2,5-3 метра) попала в переносицу чуть ниже глаза срикошетив от костей морды была остановлена крупным - самым дальним верхним коренным зубом.

Многие слышали разные казалось бы совсем неправдоподобные истории о крепости крупного медведя на рану. Но прочитав мои дневники или выслушав прямо от меня эту историю с пыжом в пробитом сердце и лайке которая способна отгрызть ухо такому крупному но ещё дышащему зверю, да и о её владельце который тогда клянусь (по незнанию) залезал к подранку в саму берлогу. Относятся кто с недоверием, а кто с пониманием того, - что на охоте всякое случается.
Сейчас имея за плечами опыт охоты с лайками почти в тридцать лет мне конечно легче ориентироваться в поведении лаек, а тогда в свой первый промысловый сезон в качестве ученика штатного-охотника я допустил свою первую ошибку (чудом не лишившую меня жизни)не поняв по поведению своей суки, не успокаивающемуся яростному лаю кобеля (в течении 20-30ти минут!) Собаки напарника вообще брехали из далека не приближаясь к месту добычи. Теперь то уж я знаю точно, притом на нескольких примерах что собакам надо верить! И если ты видишь в их глазах охотничий азарт и слышишь частую старательную подачу голоса то значит они не врут и зверь или птица рядом с ними, они его(её) либо видят либо слышат либо чуют! Попадаются конечно и вруны или лайки которые ошибаются, но их лай далеко не такой громкий и частый, уверенный и зовущий. Когда лайка не уверена, то она и голос подаёт очень неуверенно. - это надо обязательно помнить начинающим охотникам с лайкой!

Описывая совершенно разное поведение наших с напарником лаек на той охоте, мне хочется изложить свои размышления и сделанные на основании их выводы по поводу пригодности лаек для тех или иных охот и поиска медвежьих берлог:
1) Лайка к двум-трём годам прекрасно начинает понимать какому зверю или птице отдаёт предпочтение её хозяин и старается подстроиться под него, при этом ей самой с возрастом всё более предпочтительней стают более крупные и более опасные звери. Как и на что охотится хозяин, так же и на те же виды будет охотиться и его помощница (при условии взаимопонимания и правильной натаски)
2) Взрослая лайка выращенная и натасканная одним владельцем полностью перенимает уверенность в ориентировании, широту и быстроту, правильность поиска от других более опытных и взрослых лаек с которыми ей приходится работать, а если она у хозяина одна, всему этому она пытается научиться именно у него и поэтому если он сам чувствует себя не уверенно или боится чего либо, то и его лайка переймёт все эти негативные для успешной охоты привычки. Она будет искать на коротком от него расстоянии, теряться и осторожничать или сильно бояться опасных объектов охоты.
3) Выращенная, воспитанная, натасканная, очень хорошо работающая лайка у одного охотника, попав во взрослом возрасте к другому, привычки и поведение которого на охоте существенно отличаются от прежнего владельца не будет работать как прежде, если не найдёт с новым хозяином полной гармонии и взаимопонимания.
4) Для надёжной, успешной добычи таких опасных для лайки объектов как выдра, росомаха, рысь, кабан(секач) и особенно взрослый крупный медведь, кроме быстроты, правильности, широты поиска, хорошей ориентации не боязни далеко и долго преследовать зверя, нужно иметь ещё и сильный охотничий азарт к этим видам, смелость, злобу, приёмистость хваток, умение закрутить, остановить, нужна ещё и генетическая предрасположенность для охоты на опасные виды, а в некоторых отдельных случаях специальная притравка. Притравкой может даже послужить удачное стечение обстоятельств на охоте в молодом возрасте собаки. (например удачная охота совместно с лайками другого владельца уверенно ведущими себя во время атак и обязательно с добычей трофея, то есть с положительным результатом) Если одним словом, то нужна БОЙЦОВАЯ лайка! Вырастить и натаскать таковую сможет уже далеко не каждый охотник. Для этого собаки (лайки) должны быть полностью уверенны в том что их хозяин не боится в тайге ничего и никого и сним можно охотиться на любого зверя! Считаю что только в таком полностью слаженном тандеме можно успешно охотиться на любого таёжного зверя.
Kas globoja, tas ir medžioja, vot tak vot.

Vartotojo avataras
jura
Super Men
Super Men
Pranešimai: 2466
Užsiregistravo: 2006-Spa-05 21:09
Miestas: Šiauliai

Re: Medžioklės istorijos

2013-Kov-13 22:33

nu ,bet i gnyda pasakojimo autorius :no: :)
Žodžiai "greit grįšiu" šuniui bereikšmiai.Jam aišku viena-tu IŠĖJAI.

Vartotojo avataras
GRIZLEY
Super Men
Super Men
Pranešimai: 1883
Užsiregistravo: 2008-Sau-01 23:12
Miestas: vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2014-Kov-30 21:52

Стихи про бобра .
Осторожен и хитер
В своей хатке жил бобер
И под жиром вдоль куя
У бобра была струя
А от этой от струи
Говорят стоят куи
И поэтому бобер
Осорожен и хитер
Бережет свою струю
Всех вертел он на кую
Он пол леса завалил
Семь плотин он водрузил
Пять гектаров затопил
Да еще и нор нарыл
И живет куй знамо где
То ли в хатке то ль в норе
Но покою та струя
Не дает нам никуя
И поэтому втроем
Мы писдуем за бобром
Я да друг мой "изувер"
Да собачка ягдтерьер
Штоб добраться до бобра
Много мы несем добра
Два крюка да два ружья
Водки пива докуя
Два сачка и два кола
Штоб поймать и бить бобра
И еще капканов пять
(Возле норок раставлять)
Первым делом надо нам
Ну совсем как тем бобрам
По плотинам походить
Всех их накуй покрушить
Штобы дать уйти воде
Стало сухо штоб везде
Вобщем норы обнажить
Штобы жучку запустить
Ну а та бобра уж там
Похватает по мудям
И в процессе той борьбы
Бобрик выйдет из норы
Дело будет тут за нами
И за нашими колами
Коль с колами никуя
Ибанем мы из ружья
Вобщем грубо вот таков
Процесс охоты на бобров
Да читается легко
Истина же далеко
Вот приходишь ты - плотина
Высока стоит блидина
Выгружаешь все добро
Начинается порно
Весь в говне и в мыле жопа
Рушить - тяжкая работа
Хорошо если одна
А обычно - докуя
Друг за другом тех плотин
(Строил видно не один)
Ну а все же постепенно
Выпив водки непременно
Сверху пивом полирнув
И тушенки навернув
Вверх писдуя по реке
С пивом и крюком в руке
По болотам бултыхая
И плотины разрушая
Мы в грязище как в говне
Дали все же путь воде
И потоком полноводным
Сильным мощным беззаботным
Обнажая ила груды
Убегает вниз запруда
Открывая нашим взглядам
Вход в нору что с хаткой рядом
И отнорков там штук пять
Но на это нам насрать
Палки с другом мы срезаем
И рядком их в ил втыкаем
Все отходы прекрывая
Главный только оставляя
Чтобы коль бобру взбредет
В голову что он уйдет
Через эти ответвленья
В тщетных поисках спасенья
Он на колья бы наткнулся
И назад в нору вернулся
Где собаченька моя
Его снова за мудя
Вновь прихватит сгоряча
Роль играя палача
И потыкавшись в заколы
Чуя - тут не до приколов
Бобрик пулей полетит
В лаз что лишь один открыт
Ну а там и мы с саками
Вооруженые колами
Ждем его с последних сил
Мол быстрей бы он приплыл
Чтоб с душою щедрой русской
Уибать его по гузке
Неповадно было чтоб
Тут устраивать потоп
Мы ж отнюдь не мясники
Просто наши лесники
Нас сношают почем зря
За затоплены леса
И к тому ж...о чем там я...
А, ну как же мля... струя!!!
Ну и в принципе и мясо
Хорошо идет в колбасы
Так же вкусная печенка
А какая мля тушенка
Получается из мяса
Вам скажу без приукрасов
Это вам не типа суши
Не оттянешь и за уши
Да и даже за мошонку
От картошки с той тушонкой
Но вкуснее впрочем хвост
Под копченый хвост да тост
С рюмкой б водки произнесть
Выпить крякнуть и заесть
Этой мегавкуснотищей
Позабыв что кто то дрыщет
От жирнючего хвоста
Ну да это не беда
А лишь в том у нас беда
Что в норе нема бобра
Видно под шумок бобер
Вниз по реченьке упер
До ближайшей до норы
Там забился до поры
И затих сидит и ждет
Ну когда же мля сйебет
Водкой пахнущий народ
Тот двуногий сцуко сброд
Что покоя не дает
Псу крича - возьми!Вперед!!!
Kas globoja, tas ir medžioja, vot tak vot.

Vartotojo avataras
medziotojas
Administratorius
Administratorius
Pranešimai: 16796
Užsiregistravo: 2006-Lie-07 00:32
Miestas: Vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2014-Bal-22 14:29

Medžioklė visą laiką yra, šiek tiek, paslaptinga !
Daugelį neišspręstų klausimų galime išspręsti, jei juos užmirštume ir išvažiuotume medžioti.
"Mes medžiojame ne todėl, kad žudytume, o žudome, kad medžiotume"
Ortegas Gasetas

Vartotojo avataras
GRIZLEY
Super Men
Super Men
Pranešimai: 1883
Užsiregistravo: 2008-Sau-01 23:12
Miestas: vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2014-Bal-22 15:02

Cia is serijos medziotojai su ausinem per medziokle
Kas globoja, tas ir medžioja, vot tak vot.

Vartotojo avataras
medziotojas
Administratorius
Administratorius
Pranešimai: 16796
Užsiregistravo: 2006-Lie-07 00:32
Miestas: Vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2014-Lie-02 12:26

Medžioklė visą laiką yra, šiek tiek, paslaptinga !
Daugelį neišspręstų klausimų galime išspręsti, jei juos užmirštume ir išvažiuotume medžioti.
"Mes medžiojame ne todėl, kad žudytume, o žudome, kad medžiotume"
Ortegas Gasetas

Vartotojo avataras
GRIZLEY
Super Men
Super Men
Pranešimai: 1883
Užsiregistravo: 2008-Sau-01 23:12
Miestas: vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2015-Sau-26 19:29

Vakar perskaiciau ,siandien dirbdamas daznai apie sia istorija pagalvodavau.

Десятую избушку строю в тайге и всегда удивляюсь такому событию. Да ведь как не удивляться? Приходят в самую таежную глухомань два человека с одной пилой и двумя топорами, с кованным из рессоры ножом для колки драни на крышу, с дюжиной килограммов гвоздей, с плотницким инструментом для разметки углов и пазов, именуемым «драчкой», и, сложив все это на временном таборе, начинают валить деревья и распиливать их на четырех- и пятиметровые бревна. Надо сорок четыре таких бревна, чтобы не задевать головой потолочную балку. Да еще нужны половые и потолочные балки, множество двухметровых плах для потолка. И все должно быть ошкурено, окантовано, плотно пригнано.
Сырое пятиметровое бревно не хворостина, его надо притащить к срубу, поднять на сруб, установить, разметить, со всех сторон очертить «драчкой», надпилить и стесать размеченные углы, вырубить паз, примерить, подогнать и лишь потом посадить его на мох. Сорок четыре бревна! Плахи для потолка — тут их прорва — добрая сотня. Потом стропила, обрешетка.
Самое сложное: найти прямостойный кедр, свалить его и распилить на метровые чурки, расколоть их на четвертинки, а из четвертинок нащипать тысячу штук драни. Если кедр попадется непрямостойный, клепка будет скалываться пропеллером, а такая клепка на крышу не годится. Непросто и тяжко добыть клепку, непросто и долго крыть такой клепкой крышу, вот почему сейчас подавляющее большинство охотников кроют зимовья толем — быстро и немного трудов. Правда, и крыша такая в тайге служит недолго: то снегом ее раздавит, то упавшей с дерева веткой прорвет, то хозяин тайги, медведь, порвет ее в недовольстве на запах, резкий и чуждый. Иные горе-строители и бревна уже не кантуют, заведомо обрекая их на скорое гниение, действуя по принципу: для меня хватит, а после меня пусть другие строят. Да что там кантовка бревен! Уже и сами бревна с корой в стену кладут, и не в паз, а встык, затыкая щели мхом и тряпками. В таком-то зимовье мокрый да потный охотник даже при пышущей жаром печке не разденется догола: сифонит от стен в разгоряченное тело холодными, ледяными струями. Иные к тому же и венец лишний положить поленятся, осядет зимовье за год, и вот уже нельзя ходить во весь рост, бьешься головой о потолочную балку, клянешь хозяина-строителя, а он, тот хозяин, быть может, в это время живет в каком-то другом, чужом зимовье и тоже, ударяясь о чужую балку, клянет другого строителя. Так, кляня друг друга, и живут на земле два строителя. И не так ли точно, ругая друг друга, живем мы все? Но не стану портить себе настроение тревожными мыслями, сейчас я чист — мы строим зимовье! Строим крепко! Строим чисто! Строим на совесть!
Мы приходим к срубу на рассвете. Зажигаем в центре сруба большой дымный костер из сырых смолистых щепок. Дым ест нам глаза, першит в горле, но слегка отпугивает тучи комаров и мошек, которые нещадно жалят нас утром и вечером. Отпугивает дым и клещей, но мы уже привыкли к ним и выдираем их из своего тела ежедневно десятками.
Обедаем прямо у сруба, в старое, сластёновское зимовье ходим только ужинать и ночевать. Работаем без перекуров, благо ни я, ни Сластёнов не курим. Работаем с шести утра до девяти вечера.
Мы не железные роботы. Вечером, возвращаясь к жилью, спотыкаемся от усталости, но хотим сделать зимовье на три дня раньше срока, а эти сэкономленные три дня использовать для рыбалки. Причина, поверьте, очень уважительная. На седьмой день, после обеда, мы навесили дверь, сделали стол и нары, сколотили из толстых плах короб, насыпали в него песку и камней, установили на этот фундамент железную печь, затопили ее и вот сидим на новых нарах и сквозь комариный гуд, блаженно расслабляясь, слушаем, как все смелей бьется-разгорается в камельке веселое живое пламя. Вся избушка изнутри янтарно светится свежеструганой древесиной и пахнет деревом и смолой. Любовно оглядываю стены, потолок, нары, стол, дверь, смотрю и на свои мозолистые, перепачканные древесной смолой руки и с удивлением и гордостью думаю: «Ведь это ж все сделано вот этими моими руками!»
Но пора идти, а уходить из этого чистого янтарного теремка не хочется, пожить бы тут недельку-другую, отдохнуть и душой, и телом.
Уходя, мы снимаем с окошка целлофановую пленку, заменяющую стекло, и оставляем дверь открытой настежь — это для того, чтобы сырая избушка не заплесневела, но, продуваемая сквознячком, просохла бы. По этой же причине не накидали мы под крышу на потолок земли и мха — осенью перед промыслом Сластёнов сделает это сам.
Отойдя от избушки, не сговариваясь, останавливаемся, любуемся: теремок! И опять душа наполняется гордостью. Ведь еще совсем недавно, неделю тому назад, на этом месте в молчаливом сумраке стояли плотной, неприступной стеной деревья, и вдруг тут появилась освещенная солнцем веселая полянка с такой лее веселой, уютной золотисто-янтарной избушкой, а в ней для всякого попавшего в беду путника есть и соль, и спички, и топор, и пила, и рыболовная леска с крючками, и запас рисовой крупы на неделю, и муки на три дня. Страждущий путник! Мы подумали о тебе, так, войдя в наше жилище, подумай же и ты о других страждущих — не разори, не укради, заклинаю тебя: будь Человеком!
Почему лее всякий раз, когда я построю зимовье, душа моя и ликует, и тревожится? Есть ли повод тревожиться?
Давно это было, лет десять тому назад. В нашей тайге, на отцовском участке, потерпел аварию самолет, летчик катапультировался, но, приземляясь на парашюте, сильно повредил ногу. Брел по снегу, опираясь на палки-костыли.
Декабрь. Мороз. Дремучая, безлюдная тайга. И нет уже сил, и нет веры в спасение... И вдруг на маленькой снежной поляне, как сон, как мираж, как чудо, — зимовье! Зимовье!! Обессиленный, замерзающий человек охвачен радостью: спасен! Спасен!! Собрав последние силы, он, падая и вставая, торопливо бредет к зимовью, с надеждой открывает дверь и, войдя, пораженно цепенеет. В зимовье нет ни печки, ни спичек, ни еды, нет и топора...
Мне страшно даже предполагать, какие чувства были у раненого, замерзающего летчика... Это было зимовье моего отца. Еще летом он занес в зимовье продукты, собираясь прийти сюда соболевать, но приболел, не смог вовремя выйти на промысел. Зная о болезни отца, какие-то бичи спокойно весь ноябрь охотились на его участке, крали продукты, а в декабре перед большим снегопадом забрали из зимовья все, что могли поднять, и перенесли через перевал в свою браконьерскую палатку.
Узнав об аварии самолета, отец, не долечившись, попросил включить себя в поисковую группу и сразу же пошел в верхнее зимовье. Всего лишь два дня надо было продержаться летчику. Но как продержишься в тридцатиградусный мороз без сил, без огня, без веры в человека?
Подходя к избушке, отец еще издали у порога увидел свежие следы летчика, обрадовался, но сразу и насторожился, встревожился, удивляясь тому, что не вьется из печной трубы дымок, что не пахнет избушка человеческим жильем, что стоит она посреди заснеженной поляны зловеще и немо, будто мраморный холодный склеп.
Еще не открывая дверь, боковым зрением опытного таежника увидев выходящий из избушки след, не желая верить этому, отец рванул на себя дверь, заскочил в зимовье и сразу все понял: в разоренном этом зимовье было темней и холодней, чем снаружи. На столе на вырванном из блокнота двойном листочке лежали и химический карандаш, и заряженный патрон от пистолета. Негнущимися, замерзшими пальцами летчик написал моему отцу свое последнее завещание: «Неизвестный мне Человек! Хозяин этой избушки! Ты меня страшно сейчас обидел! Подло обманул! Не меня одного — детей моих тоже... Я замерзаю, но не хочу умереть в этом подлом жилище. Прощайте, люди добрые! А тебе, хозяин избушки, шлю свое проклятие: будь проклят! Все зло на земле из-за таких, как ты. Записка семье и записка командиру части при мне, в моей полевой сумке, прошу передать. Капитан Звягинцев В. Л. 24 декабря».
Замерзшего летчика отец нашел в центре поляны рядом с зимовьем. Записку летчика он никому не показывал и не рассказывал о ней, а передал ее мне незадолго до своей смерти:
— Вот, сынок, все, что знал и умел, передал тебе. Тряпья нет, денег нет — это все прах, пустота! Ты честен, трудолюбив, неглуп, владеешь ремеслом — спасибо тебе. Я доволен. Такими же и детей своих воспитай. Это самое главное на земле. А вот тебе завещание: храни его и вспоминай о нем, когда увидишь в тайге зимовье... Пусть воруют, сынок, пусть. А ты все равно оставляй! Помни, сынок, не для них, воров, оставляешь, а для доброго страждущего человека. Из горсти добрых семян хоть один росток, да взойдет, вот и сей всю жизнь. Ныне земля-матушка шибко в добрых ростках нуждается! Не убивали мы с тобой капитана Звягинцева, а страшное его проклятие хоть малой частью, а справедливо и к нам — справедливо! Все мы люди, все мы человеки, и все плохое и хорошее — все наше, все общее, нами рожденное, нами и вскормленное. Помни об этом, сынок,— вот и все мое завещание...
С той поры пуще всякой сберкнижки берегу я записку — страшный укор капитана Звягинцева, и всякий раз, когда мне трудно или радостно, когда случается в моей жизни большое, как сегодняшний день, событие, я вспоминаю завещание своего отца.
— Ну, хватит любоваться, пойдем на табор! — радостно окликает меня Сластёнов и, не дождавшись ответа, уходит.
«Ну что ж, избушка,— говорю я мысленно,— мы тебя построили, ты уж постарайся подольше послужить добрым людям». И, словно ответ моему пожеланию, невесть откуда налетел ветерок, шаловливо встрепав и раскачав верхушки деревьев, умчался в лесную даль и растворился в ней, как волна в морской пучине. Но потревоженный лес все еще продолжал о чем-то шуметь и вздыхать, и черный дятел-желна согласно откликался ему гулким дробным стуком, а внизу, подо мной, у подошвы невысокой терраски, неумолчно звенел и смеялся прозрачный, как воздух, ключик.
И шум листвы, потревоженной ветром, и пение птиц, и звон ручья, и даже комариный гуд — все здесь было наполнено каким-то глубочайшим смыслом, имело свой язык, который я тысячелетия тому назад понимал, а теперь, разучившись понимать, тоскую о нем, стремлюсь к нему, чувствую его каждой клеткой тела своего, каждой пульсирующей жилкой. Иногда мне кажется, что все в лесу, как в симфоническом оркестре, слаженно и стройно, каждый играет на своем инструменте, и лишь я, Человек, возомнивший себя царем Природы, разучившись играть, потеряв и свой инструмент, хожу среди оркестра неприкаянно и зло, мешая музыкантам и дирижеру... От таких мыслей в душе рождаются смутная тревога и растерянность. Но вскоре представится случай — сам ли ты совершишь поступок, совершит ли его кто-нибудь иной из жителей планеты, но явится пример гармонии Человека с Природой, непременно явится! И тогда вновь воспрянет мятежная душа надеждой и радостью, и станут понятными язык дельфинов и пение птиц, шелест листвы и звонкий лепет хрустально-чистого, бегущего под сенью леса ручья — все станет плотью твоей и зазвучит в тебе музыкой жизни, стройной, красивой и вечной. Такое светлое чувство рождают во мне и храм Василия Блаженного, и пшеничное поле на краю деревеньки, и картины Николая Рериха и Рокуэлла Кента, и стоящая у конюшни лошадь, и перезвон кузнечных молотков, и задушевная песня, и такое вот, как наше, светлое, уютное, на совесть выстроенное зимовье. Да, конечно, зимовье наше не Бог весть какое строение, не храм, всего лишь избушка, но в ней наш привет и приют Человеку, и мы уходим от нее с легким сердцем и с чистой душой.
Kas globoja, tas ir medžioja, vot tak vot.

Vartotojo avataras
30-06
Administratorius
Administratorius
Pranešimai: 2028
Užsiregistravo: 2006-Lie-07 20:49
Miestas: Vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2015-Sau-26 20:23

:good:
Geras veterinorius visad gali padeti blogam sokejui
Neaiskinkit ka turiu daryti,ir as nesakysiu kur turite eiti

Vartotojo avataras
fukas
Administratorius
Administratorius
Pranešimai: 2793
Užsiregistravo: 2006-Lie-07 18:46
Miestas: Marijampolė

Re: Medžioklės istorijos

2015-Sau-27 10:20

gera istorija :good:
nėra to blogo, kas neišeitų į gera

Vartotojo avataras
medziotojas
Administratorius
Administratorius
Pranešimai: 16796
Užsiregistravo: 2006-Lie-07 00:32
Miestas: Vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2017-Lie-26 07:53

Manau seniau medžiojantiems, teko stebėti ne vieną linksmą įvykį medžioklėse :D

https://www.youtube.com/watch?v=w9SePYHBf_I

https://www.youtube.com/watch?v=BDYu9wi0FfU
Medžioklė visą laiką yra, šiek tiek, paslaptinga !
Daugelį neišspręstų klausimų galime išspręsti, jei juos užmirštume ir išvažiuotume medžioti.
"Mes medžiojame ne todėl, kad žudytume, o žudome, kad medžiotume"
Ortegas Gasetas

Vartotojo avataras
30-06
Administratorius
Administratorius
Pranešimai: 2028
Užsiregistravo: 2006-Lie-07 20:49
Miestas: Vilnius

Re: Medžioklės istorijos

2017-Lie-26 09:49

:) Man buvo bajeris.Stoviu numeryje.Eina varymas.Matau vis atsigrezdama i varovu puse ateina lape.Neskubedama,vis pasiklausydama arteja.Aii...nesausiu galvoju.Nereikalinga ji man.Ejo,ejo ir atsisedo kaip suva prie kojos :shock: .Nu per kokius dvidesimt centimetru.Atsisedo ir sedi taip gan ilgai.Dar su ranka pamazu parodziau greta stovinciam medziotojui.Tas uz galvos susieme.A ta tiek susikoncentravusi i tuos varovus,kad nieko daugiau nemato.Tik jau gerokai priartejus varovams nurisnojo.Va tau ir atsagumas ir uosle :D .
Geras veterinorius visad gali padeti blogam sokejui
Neaiskinkit ka turiu daryti,ir as nesakysiu kur turite eiti

Grįžti į

Dabar prisijungę

Vartotojai naršantys šį forumą: 3 ir 0 svečių